?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

  • Кто несет ответственность за неисполнение образовательных стандартов
  • Кто будет анализировать эффективность внедрения ФГОС и для каких целей
  • Почему разработка ФГОС лежит вне сферы закона "Об образовании"
  • В каких правовых отношениях находятся разработчики ФГОС с участниками образовательного процесса
  • Кто является легитимным разработчиком ФГОС
  • Как обеспечить развитие системы образования вместе с потребностями общества
  • Каковы задачи системы образования

Среди участников образовательного процесса, определенных проектом закона «Об образовании», отсутствует орган, отвечающий за актуальное содержание образования и его методическое внедрение

Еще раз повторюсь, что реформа не есть благо, и хорошо бы построить систему, не требующую реформ, а, значит, имеющую механизмы саморазвития.

Основой, ядром системы образования является ее содержательная часть. В проекте закона «Об образовании» содержание образовательных программ обуславливается наличием утвержденных государственных образовательных стандартов. При этом в структуру системы образования орган, отвечающий за создание и поддержание этих стандартов в актуальном состоянии, не входит. Мы находим абсурдную с точки зрения и логики и права формулировку: 

«Статья 15. Структура системы образования 

1. Система образования Российской Федерации представляет собой совокупность:
1) федеральных государственных образовательных стандартов и федеральных государственных требований, образовательных стандартов и требований, устанавливаемых университетами; образовательных программ различного вида, уровня и направленности, а также программ профессионального обучения
2) организаций, осуществляющих образовательную деятельность, их работников и обучающихся;…..»

Вместо спецификации органа,  являющегося ядром системы образования, мы имеем сами стандарты, разрабатываемые вне сферы закона «Об образовании»:

«Порядок разработки и утверждения федеральных государственных образовательных стандартов определяется Правительством Российской Федерации»

Пусть меня простят министры, но система государственного образования является высшей ценностью по отношению к конкретному Правительству РФ и его компетенции (как и любая другая структура, обуславливающая существование и стабильность государства). Система образования является одной из важнейших частей системы воспроизводства и устойчивого развития общества, в ней заинтересованы различные общественные институты кроме исполнительной власти.

Можно констатировать, что разработчики закона «Об образовании» ушли от вопроса содержательной части системы образования, у них другие задачи. Тем не менее, этой статьей, по недомыслию, они заложили в основу системы образования подход «статичная система».

Мне представляется, что для решения задачи построения модернизирующейся вместе с обществом системы государственного образования должен существовать постоянно действующий орган, представляющий все общественные институты, такие как государственные органы, научное, культурное, педагогическое сообщества, которому общество делегирует полномочия по определению содержательной и методической части системы образования. Этот орган будет являться вершиной государственной системы образования и отвечать за то, чтобы социальные, экономические, идеологические, научные, культурные, экологические, политические, национальные, медицинские, технологические и прочие задачи, стоящие перед обществом, длительного и короткого периода действия, грамотно и последовательно отражались  в обучении и воспитании подрастающего поколения. Назовем его, к примеру, Высшим государственным образовательным советом.

Структура совета, а также основные регламенты его работы и взаимодействия с различными институтами должны быть утверждены законодательно, и именно это должно быть предметом общественной дискуссии.

Надо ли законодательно утверждать образовательный стандарт

Утверждать законодательно образовательные стандарты, на мой взгляд, крайне вредная идея.

Во-первых, законодатели не имеют, и никогда не будет иметь компетенции во всех областях науки, культуры и искусства, так зачем ставить людям задачи, которые они заведомо не могут честно и грамотно исполнить.

Во-вторых, законодательно утвержденный стандарт будет являться колоссальным тормозом на долгом пути исправления ошибок, который неизбежно придется пройти, если будет принят предлагаемый сегодня стандарт, а затем и на пути развития образования и общества вместе с ним.

Отсутствие органа, несущего ответственность за разработку и внедрение ФГОС влечет проблемы с распределением ответственности за выполнение ФГОС образовательными учреждениями.

Кто несет ответственность за неисполнение ФГОС

Согласно проекту закона вся ответственность за реализацию государственных стандартов лежит на конечном звене – конкретном учебном центре в виде лишения государственной лицензии. Все остальные участники имеют контролирующие функции, что крайне нелогично. Государственная школа призвана лишь творчески внедрять стандарты и подходы, разработанные и утвержденные вне ее стен. Я ни в коем случае не предлагаю возложить на школу инициативу по содержанию образования, главная функция школы - это обеспечение успешного учебного процесса.

Чтобы проверить качество идеи, надо возвести ее в большую степень. Представим, что школы массово не справились с предложенным стандартом. Закон «Об образовании» открывает нам следующую перспективу:

Шаг 1: Разрабатываем и принимаем в виде закона новый Государственный образовательный стандарт

Шаг 2: Массово лишаем школы лицензий на образовательную деятельность за неисполнение закона.

Или содержание стандарта плохо, или неверно определен психологами возраст требований, или плохо разработана методика обучения, или не хватало ресурсов, или трудный контингент направлялся в школу (дети родителей-иммигрантов с плохим владением русского языка, как в 874 московской школе) – между кем делится ответственность за результат? 

Аттестация учебных заведений проводится раз в 6 лет, в течение которых никакого анализа причин возникающих трудностей не происходит – в законопроекте не описаны цели учета и анализа результатов учета. Параметры учета прописаны подробно, регламент публикации отчетности тоже, а слово «анализ» встречается один раз без указания цели:  

«Статья 21 п. 4. Анализ информации о состоянии и перспективах развития образования подлежит ежегодной публикации в виде итоговых (годовых) отчетов в сети Интернет на официальном сайте федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке государственной политике и нормативно-правовому регулированию в сфере образования, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, осуществляющих за управление в сфере образования.»

Фактически в последние годы учет результатов использовался для снижения уровня тестов, для того чтобы нужный процент учащихся получил положительную оценку. А единственный вывод, который сделан из снижения успеваемости – сократить программу. Это озвучено на уровне Министра образования г-на Фурсенко, который зафиксировал эту позицию 1 февраля по государственным каналам телевидения (цитата по памяти): «…все равно учащиеся сами уже выбирают, что учить, а что не учить».  Проанализировать, почему прежде успешная система дает все ухудшающийся результат, видимо, некому. Уровень государственности и масштабности мышления г-на министра настолько откровенно отражен в этом интервью, что для меня загадка, почему он сохраняет свой пост.

Все управление системой образования по проекту закона сводится к «стратегическому планированию» без обратной связи. За этим стоит представление о решении возникающих проблем некоторым авральным проектным способом, таким как сейчас разрабатываются ФГОС. И за каждый такой проект опять никто не будет нести ответственность.

Сегодня этот подход воплощается в том, что директора школ постоянно получают телефонограммы от различных вышестоящих структур с требованиями предоставить план проведения того или иного мероприятия или отчет о воплощении в жизнь той или иной идеи, для того, чтобы вышестоящий орган мог отчитаться о проведенной работе и оправдать свое существование. Деньги выделяются сверху, задачи спускаются по пирамиде вниз. Снизу кажется, что системе образования не хватает финансирования, сверху – что финансирование ни к чему не приводит. Проблема в крайней неэффективности системы управления из-за отсутствия понимания реальных задач.

Всю пирамиду можно и нужно наполнить реальным содержанием при том же уровне финансирования. Это можно сделать, только

1)      определив задачи системы образования и

2)      сформировав легитимный постоянно функционирующий орган, регламентирующий централизованную политику взаимодействия с учебными заведениями.

В проекте закона «Об образовании» отсутствуют задачи системы образования Российской Федерации

В это трудно поверить, но в предложенном на общественное обсуждение проекте Закона об образовании нет понятий «задачи государственной системы образования», «задачи образовательной программы», «соответствие образовательных  стандартов поставленным целям и задачам» и близких к ним. Можно ли говорить о реформировании какой-либо системы, если не определены, не озвучены цели этой реформы или обновленной системы. 

В этой осознанной или случайной недоработке кроется либо нежелание государственной власти включить общество в систему контроля над содержанием образовательных программ, либо отсутствие государственного подхода к самой задаче построения необходимой обществу системы образования для осуществления преемственности общественных ценностей, обеспечения его устойчивости и развития.

Лично я склоняюсь ко второму – отсутствие государственного подхода. В одном из эфиров радиостанции «Эхо Москвы» Александр Кондаков, научный руководитель ИСИО РАО и управляющий директор издательства «Просвещение», представляющий новый «государственный стандарт образования», озвучил соображения, из которых строилась работа по разработке новых стандартов (цитата приблизительная): «Из чего мы исходили? Из того, что мы хотим получить на выходе. А на выходе мы хотим получить культурного, образованного и здорового человека...»

Из этого признания становится ясно, что никаких задач государственной важности, за исключением, быть может, оптимизации финансирования, перед группой разработчиков не ставилось. Ну а подход разработчиков к решению важнейшей государственной задачи пусть каждый оценит в меру своего темперамента. «Культурного, образованного» – это в соответствии с чьими представлениями?

Возможно, кому-то задачи, возлагаемые обществом на систему образования, кажутся интуитивно-понятными. Но это не так. Невозможно спроектировать систему, не имея четкого списка задач, которые система призвана решать.

Более-менее озвучены во время обсуждения несколько задач реформы (не задач системы образования), такие как:

  • приведение соответствие программ и методов современному технологическому и научному уровню;
  • создание более вариативной системы обучения, обеспечивающей индивидуальное личностное развитие

(первые два со стороны заинтересованного общества) и

  • современное идеологически-патриотическое воспитание (это со стороны представителей государства).

Однако цель реформы - построить систему образования, которая будет отвечать всем поставленным перед ней задачам, а задачи не были сформулированы.

Приведу не самые очевидные возможные задачи:

  • Должна ли система образования обеспечить преемственность и развитие российских научных и творческих школ
  • Должна ли система образования по своей структуре соответствовать экономическим потребностям развития государства
  • Должны ли быть заложены в систему образования механизмы ее эволюции вместе с обществом, наукой, культурой (важнейшая задача)
  • Должны ли быть заложены в систему образования механизмы, позволяющие решать задачи молодежной политики
  • Ставится ли перед системой образования задача вырастить грамотного пользователя современного мира
  • Ставится ли задача вырастить гражданина, устойчивого к различным идеологическим, религиозным, рекламным манипуляциям, или наоборот, идеологически управляемого

Задачи, стоящие перед системой образования в целом, должны конкретизироваться в задачах, стоящих перед образовательным стандартом, а они в свою очередь проецироваться на задачи преподавания  каждой предметной области. Только четко определенные и явно прописанные задачи создают критерии, определяющие содержание каждого предметного курса. (В отсутствие критерия бессмысленно спорить, изучать будущим гуманитариям интегральное исчисление или не изучать)

Кто является легитимным разработчиком ФГОС сегодня

В Постановлении Правительства Российской Федерации от 24 февраля 2009 г. N 142 "Об утверждении Правил разработки и утверждения федеральных государственных образовательных стандартов" есть пп. 11 и 12:

«11. Министерство образования и науки Российской Федерации с целью рассмотрения стандартов, экспертных заключений и предложений, поступивших от заинтересованных граждан и организаций, создает совет Министерства образования и науки Российской Федерации по федеральным государственным образовательным стандартам (далее - совет).
12. Совет формируется на представительской основе и действует на основании положения, утверждаемого Министерством образования и науки Российской Федерации»

Несмотря на то, что в постановлении детально прописаны некоторые функции совета и регламент деятельности по этим функциям, спецификация органа опять отсутствует. Вопрос: почему бы совету самому не определять регламент своей работы? Кем и каким образом определено количество дней, требующихся на рассмотрение предложений? Это априорное определение регламента косвенно говорит о фиктивности совета.

Далее задача по созданию совета ниже – конкретному министерству. Находим Приказ Минобрнауки от 10 Апреля 2009 г. N 123 "Об утверждении Положения о совете Министерства образования и науки РФ по Федеральным государственным образовательным стандартам":

«4. Совет формируется на представительской основе с участием представителей заинтересованных органов государственной власти, государственно-общественных объединений, действующих в системе образования, ведущих образовательных и научных учреждений, научно-педагогических сообществ, объединений работодателей и институтов общественного участия в управлении образованием;
Состав Совета утверждается, изменяется приказом Министерства образования и науки Российской Федерации.»

Еще одна отсылка. Хотя  регламент работы снова прописан. И, наконец, по контекстному поиску находим:

Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации от 15 апреля 2009 года № 130 «Об утверждении состава Совета Министерства образования и науки Российской Федерации по Федеральным государственным образовательным стандартам»

Текст Приказа № 130 отсутствует на официальном сайте Министерства образования и культуры!! Так кому же государство и общество поручило такую важнейшую задачу, как определение содержания образования в стране? Собственно, будущее страны? Этот вопрос оказался наименее важным в проведении реформы образования.  Представительство в совете не предложено к общественному обсуждению.

Надо сказать еще, что сам совет создается лишь для «рассмотрения стандартов, экспертных заключений и предложений, поступивших от заинтересованных граждан и организаций», и у меня возникает закономерный вопрос:

Каким заинтересованным гражданам и организациям ставились государственные задачи в сфере образования и кем они ставились, и ставились ли они вообще?

Проект ФГОС отражает результат негосударственного подхода к построению системы образования.

Читайте также Критику планов проведения реформы образования, Критику образовательного стандарта